Журнал и портал о моде для профессионалов
Вход| Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Взломать систему

Взломать систему
17.03.2019 Просмотров: 582

Тематика: Дизайн

Молодые дизайнеры Беларуси, Бельгии, Великобритании, Германии, России – о будущем мужской моды.

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ

Gorbinskii-2.jpg

В 2013 году создал бренд Magnetic Wear (Россия). Работает в стилистике dark fashion, переосмысливая готику и деконструкцию, выпуская сложносочиненные и многослойные образы в черном цвете. В 2017 году Magnetic Wear принял участие в бизнес-акселераторе Fashion Futurum.

ИВАН МАКАРЕВИЧ

Makarevich.jpg

Актер театра и кино, музыкант, диджей. В 2016 году создал бренд Chipoodl (Россия), концепцию которого характеризует как «дизайнерский basic из качественных материалов, с интересными силуэтами и по адекватной цене». В 2017 году марка заняла второе место в проекте F&L Locals на фестивале Faces & Laces в Москве.

ТАСЯ ЕСЬМАН И АЛЕКСЕЙ ДЕ БРОНХЕ

Esman-1.jpg

Тася – создатель бренда уличной моды ELPNK DZGN («Электропанк Дизайн», Беларусь); Алексей – его арт-директор. Концепция марки – «электронная музыка, воссозданная в дизайнерской одежде». Бренд активно сотрудничает с электронными музыкантами, рэперами и танцорами. Осуществляет также пошив одежды на заказ в собственном ателье-бутике в Минске.

ТАТЬЯНА ДЕРЮГИНА

Deryugina.jpg

В 2016 году основала бренд мужской и женской одежды ARGENTUM by Tatiana Deryugina (Россия), переосмысливает базовые и классические формы. Свою эстетику Татьяна называет «собранием воспоминаний, отраженных в зеркале современности, которые, переплетаясь, ткут новый мир из монохромных текстур».

ГИ ФАБРИС МАИ

Mai.jpg

Дизайнер родом из Кот-д’Ивуара (ранее – Берег Слоновой Кости), основал бренд ZAADY (Бельгия), работает под псевдонимом Fabrice Zaady Sullivan. В дизайне марки сочетаются роскошь, эксклюзивность, сдержанность и авангард. Zaady выпускает линии одежды haute couture и streetwear chic.

АРТЕМ ШУМОВ

Shumov.jpg

Призер многочисленных конкурсов молодых дизайнеров, проходил стажировки у Татьяны Парфеновой, Лилии Киселенко и Вики Газинской. В 2012 году создал бренд Artem Shumov (Россия), выпускает удобную и лаконичную мужскую одежду по демократичным ценам. Коллекции продаются в Москве, Петербурге и Шанхае. В портфолио бренда также реконструкция формы чемпионов советских времен по заказу ФК «Зенит» и костюмы для постановки «Adulte » Ильи Живого в Мариинском театре. Сегодня Артем Шумов живет в Шанхае, где преподает в Istituto Marangoni.

МАРКО СКАЙАНО

Scaiano.jpg

Автор ряда проектов в сфере визуальных искусств и медиа, основатель бренда мужской одежды Marco Scaiano Berlin (Германия). Выпускает вещи в стилистике унисекс, с чистыми линиями, множеством слоев, нетрадиционным кроем и ярко выраженными силуэтами. Все изделия изготавливаются вручную в Берлине. Бренд ориентируется на сознательных любителей моды, которые ценят высокое качество и вневременной дизайн.

ОЛЬГА КАПИТОНОВА

Kapitonova.jpg

Выпускница и магистр СПбГУПТД. В 2012 году создала бренд N.LEGENDA (Россия), работает под псевдонимом Nikolay Legenda. Победитель проекта «Новые имена в дизайне» журнала Sobaka.ru (2014). Концепция дизайна – «драма в стиле минимализма». Бренд имеет собственное производство в Санкт-Петербурге и выпускает две линии: сезонные коллекции demi-couture и базовую линию в монохромных цветах.

ЯРНО ЛЕППАНЕН

Leppanen.jpg

Дизайнер родом из Финляндии. Совместно с Ки Чоу основал KA WA KEY (Великобритания). Создатели марки исследуют гедонизм и ресайклинг, выпуская повседневную уличную одежду в дизайнерской эстетике с азиатскими и скандинавскими корнями. В производстве используются инновационные ткани, выпущенные по заказу бренда. KA WA KEY переосмысливает традиционные текстильные ремесла, задействуя их принципы в создании одежды, сочетающей в себе носибельность, простоту и романтическую мужественность.


Magnetic_Wear-2.jpgПроизойдут ли радикальные изменения в мужской моде следующего десятилетия?

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Да, однозначно!.. Мужчины увидели, что мода не обязательно должна быть метросексуальной. Например, такое течение, как techwear, проводником которого стал Ёдзи Ямамото, или переосмысление классики очень близки нашему менталитету. Это те направления, которые будут востребованы российскими мужчинами.

ИВАН МАКАРЕВИЧ: Сейчас многое отматывается назад. Все достают архивные модели и силуэты. Ugly fashion постепенно уходит, мода возвращается к спокойствию. Однако, учитывая активность Vetements и Balenciaga, определенная клоунада еще какое-то время будет существовать.

ЯРНО ЛЕППАНЕН: Мужская мода приобретает все более мягкие формы и оттенки. В целом могут вернуться классические, более узкие, облегающие силуэты.

ТАТЬЯНА ДЕРЮГИНА: Мода ходит по кругу: каждый раз лейтмотивом сезона или даже года служит пара трендов, взятых из различных десятилетий, которые разбавляют парочкой хайповых тем. В последнее время можно заметить, что работа с хайпом почти изжила себя и совсем скоро покинет основную колею. Люди стали понимать ценность вещей и все больше отдают предпочтение функциональности и качеству.

ОЛЬГА КАПИТОНОВА: Еще учась в вузе, я делала доклад, как в прошлом веке видели моду будущего: сравнивала фильмы, статьи и книги про фантастику того времени — как там описывалась одежда, которую мы должны были бы носить в 2010-х годах. В общем, ничего кардинального из фантазий авторов так и не воплотилось. Как бы нам ни хотелось, но принятие нового у клиентов происходит не так быстро… И как бы ни шли технологии вперед — все равно кто-то сейчас сидит и штопает дырки в носках. Хотя, в принципе, уже можно было бы давно изобрести ткань с нулевым истиранием.

Chipoodl.jpgГИ ФАБРИС МАИ: Радикальных изменений в ближайшее время ждать не стоит — у мужской моды свои курс и темпы развития, отличные от женских. Но тот факт, что мужская одежда стремительно ворвалась на fashion-рынок и стала значительной частью индустрии, можно смело назвать признаком модной революции.

Какие факторы оказывают наиболее сильное влияние на мужскую моду?

ЯРНО ЛЕППАНЕН: Устойчивую моду и гендерную амбивалентность можно назвать наиболее актуальными тенденциями. Я надеюсь и верю, что будут разработаны новые более экологичные и инновационные ткани и материалы. К примеру, в Финляндии уже работают над производством ткани из деревьев (в основном из березы).

МАРКО СКАЙАНО: На модную эволюцию сейчас оказывают влияние многие факторы, среди которых, безусловно, и устойчивая мода. Но не менее важное значение имеет и политическая ситуация в мире, в частности, процесс глобализации, формирующий сознание современного общества. Сегодня, в эпоху интернета и социальных сетей, информация распространяется моментально, а мода, являясь частью нашей жизни и культуры, не может не реагировать на актуальные события.

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Для меня ключевой аспект – культурная составляющая: концерты, клубы и прочие массовые мероприятия. Люди должны иметь возможность выходить в своей одежде в свет. Если этого нет, то и следить за модой необязательно.

ГИ ФАБРИС МАИ: Исторически у мужчин всегда был небольшой набор одежды, которой они пользовались очень долгое время. В наши же дни тренды сменяют друг друга постоянно. Технологический прорыв не мог не затронуть модную индустрию: дизайн разрабатывается на компьютере, появились виртуальные примерочные и конструкторы. Но в первую очередь мода — это все-таки творчество и новые идеи.

ИВАН МАКАРЕВИЧ: Важно исключительно то, что мы сами видим вокруг, и то, как мы видим себя. Мужчины очень по-разному выстраивают свой внутренний образ. И порой удивляешься, насколько вроде бы просто одет человек, но как ему все это подходит. Мой личный вкус воспитан на кино, которое я смотрел в детстве, на музыке, c которой я вырос. Мне нравилось, что, скажем, у парня из клипа толстовка на три размера больше, ну и т. д.

ELPNK-DZGN-2.jpgАРТЕМ ШУМОВ: У новых поколений – новые потребности. Мужской дизайн сейчас очень сильно развивается. Но все зависит от самого парня, насколько он честен с собой, насколько готов принимать себя таким, какой есть.

Какие подходы устойчивой моды вам близки?

ОЛЬГА КАПИТОНОВА: Zero waste. У меня пунктик на том, чтобы не оставалось ничего лишнего при раскрое ткани. Кроим так, чтобы почти не было выпадов, делаем небольшие коллекции, чтобы не допускать переизбытка вещей. Используем пряжу — ее легко переработать. Перекраиваем винтажные изделия.

МАРКО СКАЙАНО: Одежда становится своего рода инструментом в решении политических и социальных проблем. Уважение к планете и ее обитателям — близкие мне ценности, которых я стараюсь придерживаться в своей работе, используя высококачественные материалы, следуя идеям безотходного производства, благоприятных условий труда и апсайклинга. Например, для создания одной из своих сумок я использовал материал от старой кожаной обивки.

АРТЕМ ШУМОВ: Наша планета загрязнена донельзя. И каждый день рождается все больше детей, в крови которых находят пластик. Это приводит к ужасающим последствиям. И мы должны уменьшать наши отходы. К этому я стремлюсь в дизайне и конструировании.

ГИ ФАБРИС МАИ: В настоящее время направление устойчивой моды активно развивается, и такие понятия, как «ответственный», «экологичный», «перерабатываемый» определяют характер современного потребления. Уделять особое внимание окружающей среде — неотъемлемая составляющая некоторых крупных fashion-брендов, которая сделала их по-настоящему популярными и востребованными у покупателей.

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Мне кажется, что конкретно к моде эти тенденции не имеют никакого отношения. Я не встречал еще вещей, созданных по философии апсайклинга, – действительно модных и красивых. Это некий каприз, который сформировался у пресыщенного потребителя. Но вот что действительно важно — переоценка маркетинговой политики крупных компаний. По моему мнению, именно маркетинг водит людей за нос, заставляя покупать то, что человеку не нужно. Я уверен, что в ближайшем будущем люди это поймут и начнут потреблять осознанно.

ЯРНО ЛЕППАНЕН: Лично я стараюсь носить свою одежду как можно дольше, то есть ухаживать за ней должным образом, отдавать по возможности в ремонт. Я как раз придерживаюсь рационального потребления, избегая бездумных покупок одежды и приобретая подержанные вещи в секонд-хендах.

Argentum.jpgТАТЬЯНА ДЕРЮГИНА: Мне близки понятия slow fashion и zero waste. В отличие от крупных транснациональных корпораций, мне интереснее создавать качественные «штучные» вещи с элементами ручного труда, ориентированные на более длительный срок использования.

ТАСЯ ЕСЬМАН И АЛЕКСЕЙ ДЕ БРОНХЕ: Мы не штампуем по 10 тысяч экземпляров одной модели, а развиваем направление индивидуального пошива. Как и Аззедин Алайя, мы не подчинены сезонности коллекций, а значит, у нас нет необходимости печатать бесконечное количество одежды в год.

Как вы относитесь к искусственному интеллекту в моде и какой вы видите роль дизайнера в новой цифровой реальности?

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Новые технологии пока не могут дать ничего существенного. Говорить о том, что искусственный интеллект сможет как-то заменить дизайнера, очень рано.

ГИ ФАБРИС МАИ: Сегодня производство таких материалов, как шерсть, хлопок и шелк, делает текстильную промышленность одним из главных источников загрязнения окружающей среды. Искусственный интеллект за счет высокой скорости и точности вычислений может стать отличным решением в данном вопросе, особенно для крупных промышленных производств. И многие известные компании уже активно инвестируют в цифровые системы.

АРТЕМ ШУМОВ: Люди ко всему приспосабливаются. И к новым технологиям – тоже. Мне кажется, они могут дать больше возможностей для творчества, для искусства. А кто не потянет, пусть займется чем-нибудь более полезным.

ZAADY-1.jpgОЛЬГА КАПИТОНОВА: Все современные технологии все же носят вспомогательный характер… Искусственный интеллект и прочие разработки – это что-то логичное, а для создания действительно нового нужно сломать систему, думать нелогично и нестандартно. В этом и секрет!

ИВАН МАКАРЕВИЧ: Я с удовольствием куплю пару кроссовок, которые придумает робот. Но человеческую фантазию не переплюнет ни одна машина. Мне так думается. Как раз сейчас очень много актуальных коллабораций с художниками, которые творят руками. И это всегда будет цениться гораздо выше.

МАРКО СКАЙАНО: Мне сложно выразить свое отношение к искусственному интеллекту в моде, так как я предпочитаю ручную работу, и высокие технологии в моем деле не используются вообще... Но я ничего не исключаю, поскольку современные технологии развиваются с невероятной скоростью.

ТАСЯ ЕСЬМАН И АЛЕКСЕЙ ДЕ БРОНХЕ: Мы поддерживаем профессора Сергея Савельева, который считает, что как такового искусственного интеллекта не существует и никогда не будет. Машину не научить таким абстрактным понятиям, как вкус. Поэтому роль дизайнера со временем может стать даже более важной.

Будет ли мужская одежда прежде всего функциональной и носибельной или визуальная составляющая окажется важнее?

ТАТЬЯНА ДЕРЮГИНА: Я приверженец политики дизайна для реального мира, который подразумевает под собой не только красивую визуальную составляющую, но прежде всего функциональность и носибельность. Эра fast fashion, с ее «быстро, не обязательно качественно, на сезон», к счастью, уже прошла. Потребители все больше и больше склонны к разумным и долгосрочным капиталовложениям по отношению к одежде.

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Я считаю, что ни мужская, ни женская одежда не ориентирована на утилитарность. Человек всегда выбирает одежду только по внешнему виду. Если бы практичность стояла на первом месте, то люди никогда бы не носили галстуки и туфли на каблуке!

Artem-Shumov-1.jpgЯРНО ЛЕППАНЕН: Я абсолютно уверен в важности обеих составляющих. Необходимость практичности и функциональности в одежде сильно зависит от места и времени ее применения. Например, в Финляндии очень холодные зимы, поэтому подходящая верхняя одежда всегда была в моем гардеробе. Раньше я ее просто ненавидел и завидовал тем, кто живет в теплых странах. Зато теперь все то, что я носил раньше, — очень актуально везде. Полагаю, в будущем одежда совместит в себе удобство и эстетику. Мода не должна быть функциональной и при этом скучной, она предназначена для самовыражения и удовольствия.

ИВАН МАКАРЕВИЧ: Я обожаю старые фантастические фильмы, вроде «Вспомнить все» 1990 года. Вот там очень здорово угадывали одежду будущего. Тонна деталей, пристегнутых сумочек, скрытых карманов и капюшонов – и все это из несгораемой ткани. Мне нравится замечать влияние фантастики, аниме и комиксов на современных дизайнеров. Сейчас время экспериментов, поэтому мужчина в костюме Dior с сумкой ALYX на груди сегодня выглядит абсолютно нормально.

ТАСЯ ЕСЬМАН И АЛЕКСЕЙ ДЕ БРОНХЕ: Есть униформа, и она должна быть удобной, а для тусовок можно и «потерпеть». Вообще мужику плевать на одежду, если, конечно, мода не его хобби. И если бы не женщины, то мужчина всю жизнь провел бы в одной майке и джинсах, в которых лишился девственности, выступал с группой или катается на велосипеде.

ГИ ФАБРИС МАИ: Раньше авангардный стиль в одежде был присущ исключительно женщинам или очень уверенным мужчинам. Современные представители сильного пола более открыты к экспериментам, необычным деталям, модным «мутациям» и т. д. Мужская мода по-прежнему будет функциональной и практичной, но мы являемся счастливыми свидетелями того, как она меняется, допуская смешивание необычных материалов, фактур и эксцентричных цветов. И вопреки распространенному мнению, авангардизм отлично вписывается в мужской гардероб.

Marco-Scaiano-Berlin.jpgМАРКО СКАЙАНО: Я не считаю, что мужчины как-то особенно относятся к вопросу выбора между практичностью и эстетикой. Скорее нужно разделять людей на тех, кого волнуют мода и стиль, и на тех, кого они вообще не интересуют.

Выживет ли мужской классический костюм?

АРТЕМ ШУМОВ: Одежда существует не одну тысячу лет, мужской костюм – от силы век. Это такая ничтожная часть всего бытия одежды, что назвать костюм «классикой» я не могу.

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Классика изменится. И, по моему мнению, ее дизайн будет склоняться в сторону футуризма. Однако сам классический мужской костюм никуда не денется с течением времени, он станет старомодным, но доступным. Понятие дресскода тоже никуда не уйдет, но тут будут очень важны география и менталитет. В нашей стране чопорность и некая строгость будут присутствовать всегда.

ИВАН МАКАРЕВИЧ: Я убежден, что black tie и тому подобное никуда не исчезнут, но продолжат мутировать все больше и больше. Думаю, прийти сегодня в костюме Yohji Yamamoto на какой-нибудь пафосный закрытый вечер с правилами — прекрасно. А совсем недавно это смотрелось бы крайне странно.

МАРКО СКАЙАНО: Мода состоит из классических вещей, и мужской костюм — одна из них. Он позволяет заявить о себе и своем положении в обществе… Думаю, для мужского костюма будут использоваться другие, более непривычные для нас материалы и фактуры, но он все равно останется в качестве делового предмета гардероба.

ТАСЯ ЕСЬМАН И АЛЕКСЕЙ ДЕ БРОНХЕ: Ядерный гриб, апокалипсис, – и выживут только костюмы.

Поддерживаете ли вы идею полного отказа от гендерных различий в одежде?

ИВАН МАКАРЕВИЧ:
Громкое «да»! Силуэты и посадка – настолько индивидуальная штука, что чем больше возможностей для экспериментов, тем лучше. Я вообще считаю, что вся одежда – унисекс. Девушки всегда обожали мужские джинсы и рубашки.

N-LEGENDA-1.jpgМАРКО СКАЙАНО: Многие современные бренды уже выпускают нейтральные в гендерном отношении коллекции. Для них это не только способ расширения творческих границ и создания нестандартного дизайна, но и демонстрация позиции по вопросу сексуального неравенства. Дизайн одежды — это сфера, открытая для переосмысления сексуального равенства. Стирание границ половой принадлежности дает больше свободы в творчестве, и я определенно хотел бы сосредоточиться на унисекс-одежде.

ОЛЬГА КАПИТОНОВА: Наш бренд создавался, когда понятие «агендерность» еще не так обширно использовалось. Мы делали изделия, не привязанные к какому-то определенному стилю, они сочетались со всем, и стилисты не боялись надевать их на парней, хотя мы первоначально выпускали женскую одежду. Потом в моду вошли модели-агендеры, и все встало на свои места, мы продолжили экспериментировать в этой тематике. Поддерживаете ли вы идею полного отказа от гендерных различий в одежде?

ТАТЬЯНА ДЕРЮГИНА: Вещи унисекс не передают ни мужественности, ни женственности, в силу своего безличия. Подобные изделия удобны, функциональны и хороши для стилизации образов. Важность и необходимость сегмента унисекс в мире моды по многим аспектам нельзя не признать, но идею полного отказа от гендерных различий я не приветствую.

АРТЕМ ШУМОВ: В данный момент нет никакого унисекса. Есть что-то сексистское, возможно, genderless. Унисекс все-таки дает понимание, к какому полу ты относишься. У genderless – никаких представлений, кто ты. Предоставляет ли это больше возможностей для раскрытия своего внутреннего мира? Не знаю.

KA-WA-KEY-1.jpgГИ ФАБРИС МАИ: Безусловно, андрогинный стиль и унисекс можно назвать ярко выраженной современной тенденцией. Сами женщины становятся более мужественными, а мужчины — более женственными. Маскулинный крой в женских нарядах давно стал нормальным явлением. И пусть мужчины пока не настолько открыты к этой эстетике, унисекс в одежде — это верный шаг к гендерному равенству в обществе.

АЛЕКСАНДР ГОРБИНСКИЙ: Унисекс-вещи интересны по нескольким факторам. Для дизайнера это эффективный инструмент монетизации, для потребителя – расширение границ восприятия. Мне кажется, что унисекс-одежда воспитывает в человеке любовь к другому не как к противоположному полу, а как к себе подобному, без гендерной привязки. Я считаю, что для общества это очень важно.

ЯРНО ЛЕППАНЕН: Каждый должен иметь возможность носить то, что он хочет, без каких-либо осуждений и старомодных предрассудков — мода должна быть для всех. То, как мы одеваемся, является важной частью выражения себя и нашей индивидуальности. Однако я не поддерживаю идею полного отказа от гендерных различий. Пол — это нечто очень личное, то, как мы себя ощущаем в этом мире.

Текст: Мария Таганова, Максим Медведев

 
Текст сообщения*
Загрузить файл или картинкуПеретащить с помощью Drag'n'drop
Перетащите файлы
Ничего не найдено
Защита от автоматических сообщений