О моде для профессионалов
+7 (495) 128-30-20
info@profashion.ru
Мода / Дизайн

Историческое настоящее

Как сделать из народных промыслов востребованный современный проект. Интервью с создательницами интернет-магазина «Накрой», предлагающего изделия для домашнего интерьера, созданные на исторических российских мануфактурах
PROfashion - фотографии/фото/картинки PROfashion.ru
facebook shareподелиться vk shareподелиться twitter shareтвитнуть

Создательницы интернет-магазина «Накрой» Маруся Лежнева и Анна Канина поставили перед собой непростую, но красивую задачу: продавать и популяризировать изделия для домашнего интерьера, созданные на исторических российских мануфактурах. В настоящее время девушки сотрудничают с четырьмя традиционными производствами, выпускающими текстиль, и готовятся заключить договор с пятым. Как сделать из народных промыслов востребованный современный проект – об этом мы поговорили с ними в интервью.

nakroi-1.jpg

Анна Канина (слева) и Маруся Лежнева 

Как возник проект «Накрой»?

Маруся Лежнева: Мы с Аней знакомы давно. Я работала в благотворительности, она в ресторанном бизнесе. Аня по образованию дизайнер, я — искусствовед. При встречах мы часто обсуждали красивую сервировку, декоративно-прикладное искусство и ускользающую старину. И однажды мои родители привезли из Костромы, где вырос мой папа, прекрасные скатерти и салфетки. Подарки родители сопроводили рассказами про братьев Третьяковых, которые открыли костромскую мануфактуру. При очередной встрече с Аней выяснилось, что она давно хочет запустить интерьерный проект, а я, очарованная скатертями, хотела продавать их, но не просто, а рассказывая историю.

С какими фабриками вы начали сотрудничать в первую очередь?

Маруся Лежнева: Первым партнером стала мануфактура «Гаврилов-Ямский Ткач». Сначала я думала, что они разорены и закрыты — но выяснилось, что фабрика жива. Далее к нам присоединились «Елецкие кружева». Наша с Аней общая подруга, которая нас и познакомила, как раз из Ельца. Мы всегда восхищались ее кружевными жилетами и платками, поэтому решили, что без скатертей с кружевами наш проект не может состояться. Все фабрики сразу соглашаются сотрудничать, это же деньги. Сначала казалось, что работать с ними будет сложно, но им нужен сбыт, и мы — один из каналов. Другое дело, что у нас бывает разный подход к стилю, качеству и экономике. Медленно, но верно нам удается привести все это к общему знаменателю, чтобы всем было выгодно и комфортно сотрудничать.

nakroi-2.jpg

Как создавалась самая первая коллекция? Приходилось ли на первом этапе вникать в исторические техники, технологии?

Маруся Лежнева: Мы с самого начала много знали о производстве тканей. Но для меня стало шоком осознание, что раньше вся одежда создавалась человеком полностью, от и до. Люди сами сажали, выращивали, собирали и обрабатывали лен, потом из него ткали материал и шили одежду. Смотритель музея Костромской мануфактуры прочитал нам однажды сказку Ушинского «Как мужик себе рубаху вырастил». В технологии производства жаккарда мы быстро разобрались именно благодаря музею Костромской мануфактуры, а остальное нам рассказали в «Гаврилов-Ямский», они гордятся своей работой и с радостью все объясняют.

Первая коллекция создавалась так: мы видели что-то красивое и покупали по одной штучке на пробу. Была куча проблем. Например, в «Гаврилов-Ямский» все изделия подшивали только с двух сторон, а там, где кромка, оставляли как было. Нам стоило больших усилий переубедить их подшивать с четырех сторон.

Просили ли вы изменить дизайн изделий, производимых на фабрике, или просто отбирали понравившиеся образцы и делали заказ?

Маруся Лежнева: На каких-то фабриках мы брали, что есть, и просили только улучшить качество или форму, сделать шире или длиннее. Сначала было много скатертей, которые по ширине совсем не подходили для современных столов. А в Ельце, например, мы просили внести изменения в эскизы. Иногда мы брали модели и просто очищали от лишнего. Но для нас важно не придумывать самим, а открывать людям ту красоту, которая была века назад. И одновременно мы хотим, чтобы она был актуальной и вписывалась в нашу современную жизнь. Мы действуем, скорее, как реставраторы.

nakroi-3.jpg

С какими мануфактурами вы сотрудничаете в настоящий момент?

Маруся Лежнева: Костромская мануфактура была основана братьями Третьяковыми и, видимо, благодаря им у нее очень хорошая карма. Фабрика чувствует себя лучше всех, производит продукцию на экспорт для IKEA, Zara и H&M. Это и льняные ткани, и готовые предметы интерьера. У них мы покупаем самое простое — однотонные скатерти, дорожки, салфетки и просто ткань, чтобы шить самим.

Яковлевский жаккард — один из кусочков Яковлевской мануфактуры, которая тоже делала заказы на экспорт, но для более изысканных магазинов. Мы, например, продаем скатерть, на обороте которой стоит лейбл нидерландского магазина. Они делали для них жаккард, но потом все прекратилось. У них мы готовимся заказывать новые большие партии скатертей по старинным рисункам, это будет очень красиво.

Гаврилов-Ямский Ткач. Мы любим эту фабрику, потому что история ее создания — это история силы человека. Ее основал бывший крепостной, который благодаря своей прозорливости и уму смог построить огромную мануфактуру поставщика Императорского двора. Сейчас мы у них берем все наши народные и однотонные жаккардовые предметы. К сожалению, фабрика находится в довольно плачевном состоянии.

nakroi-4.jpg

Елецкие кружева. Старинный промысел, который стал фабрикой. Это наши самые шикарные предметы. Все белое, нарядное и с невероятно тонким, хотя и машинным кружевом. История знакомства с ней такая: мы пришли на фабрику просто посмотреть, и нас с распростертыми объятиями встретила ее директор. Она провела нас по всем цехам, все лично показала, и мы стали фанатами производства. Знаете ли вы, что машинное вологодское кружево на самом деле Елецкое?

Какой сейчас у вас ассортимент?

Анна Канина: Сейчас у нас около шестидесяти наименований. Мы предлагаем все виды столового текстиля: скатерти, дорожки, плейсматы, столовые и декоративные салфетки, недавно начали делать подставки под бокал. И понемногу добавляем другие предметы для дома и сервировки — хрустальные бокалы, графины, деревянную утварь, в планах есть корзины.

Есть ли определённые требования к материалам — как у вас, так и у производств, с которыми вы работаете?

Анна Канина: Весь текстиль производят на самих фабриках, мы лично ездим на производства и контролируем это. Единственное исключение — Елецкие кружева, там производят только непосредственно кружево, а ткань делают на другой нашей фабрике, в Костроме. Только так мы можем быть уверены в полностью натуральном составе: лен или хлопок, соединенные в разных пропорциях. Да и хотелось бы поддерживать именно наши мануфактуры, а не китайские, ткань которых везде продается под видом ивановской или белорусской. У производств требования еще выше — лен определенной выделки, стойкие красители нужных цветов, качественный крахмал. Часто самые интересные ткани не могут произвести именно из-за нехватки сырья нужного качества.

nakroi-5.jpg

Сложно ли продвигать такой проект?

Анна Канина: Мы продвигаемся неспешно, для нас важнее не количество, а качество аудитории. Быстро пролистнув нашу рекламу, невозможно понять, зачем покупать сложный текстиль с историей, а не универсальный из масс—маркета. Но нас многие хвалят. Сначала замечали визуальную часть, а теперь чаще отмечают историческую составляющую. Негатив бывает разный, но чаще забавный — советуют поутюжить текстиль для фотографий или возмущаются ценами.

Какие отзывы приходят после покупки?

Анна Канина: Наш любимый формат отзывов — фотографии, на которых отмечают наш текстиль. Есть несколько покупателей, которые выложили в социальных сетях уже по паре десятков обедов с нашими изделиями. Еще к нам часто возвращаются за новыми покупками, что тоже для нас лучший и самый честный отзыв. Мы предлагаем вернуть то, что не понравилось, в течении 30 дней после покупки, даже без чека, но еще никто не возвращал.

Расскажите, пожалуйста, о новой коллаборации с Елецким кружевом. Чем она необычна?

Анна Канина: Это очень важный для нас вид сотрудничества, он дает фабрике дополнительные заказы, а нам — возможность заказать для каждого покупателя уникальный предмет его мечты. Именно так создаются скатерти и дорожки, которые потом можно передать внукам. Можно спроектировать столовый текстиль по своему вкусу и согласно нужным параметрам. Его сошьют прямо на фабрике, и там же возможно его персонализировать, сделать вышивку монограммы или семейного герба. Мы помогаем подобрать идеальный размер, создаем чертеж, обговариваем с фабрикой технические возможности, цвет ткани и кружев. Часто цена от этого вообще не меняется, да и ждать придется всего на неделю дольше, но эту частичку семейной истории и теплоты сложно переоценить.

nakroi-6.jpg

Какие планы по развитию бренда? С какими фабриками очень хотелось бы поработать?

Анна Канина: Проблема найти фабрики, которые подходили бы нам по качеству, дизайну и истории производства. Сейчас мы ждем образцы с одной текстильной мануфактуры, очень надеемся, что все получится. Поэтому пока мы сосредоточились на поиске дополнительных товаров: планируем сотрудничать с производителем столового серебра, нашли мастерицу, плетущую роскошные корзины, и находимся в поисках качественного столового фарфора.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и страницы в Instagram и Facebook, чтобы не пропустить самые интересные новости индустрии моды.
Статьи по теме
facebook shareподелиться vk shareподелиться twitter shareтвитнуть
Все актуальные новости fashion-индустрии раз в неделю
Все актуальные новости fashion-индустрии раз в неделю

Новости компаний

Свободный склад. KERRY 26 октября 16:10
Свободный склад. AVI 6 октября 10:09