О моде для профессионалов
+7 (495) 128-30-20
info@profashion.ru
Производство / Продукты

С исторической точностью

Российская фабрика Jacquard de Moscou выпускает жаккардовые ткани по технологиям XVIII-XIX веков. Как ей удается достичь аутентичности и найти заказчиков?
PROfashion - фотографии/фото/картинки PROfashion.ru
facebook shareподелиться vk shareподелиться twitter shareтвитнуть

Московская фабрика Jacquard de Moscou выпускает жаккардовые ткани по традиционным технологиям XVIII-XIX веков – эпохи расцвета текстильной промышленности царской России. Одного небольшого фрагмента антикварного текстиля достаточно для того, чтобы специалисты фабрики смогли восстановить узор и воспроизвести его в метраже с исторической точностью. Жаккарды, выпущенные Jacquard de Moscou, использовались при обновлении интерьеров в Петергофе, Эрмитаже, усадьбе Кусково, Рундальского дворца в Латвии, Юсуповского дворца в Санкт-Петербурге. Специальная серия тканей была воссоздана для оформления залов Московского Кремля, Большого и Малого Театров России. Как зародилась фабрика и что представляет собой сегодня, рассказала руководитель проекта Ольга Левакова.

olga-2.jpg

Ольга Левакова, основательница фабрики Jacquard de Moscou

Как появился проект Jacquard de Moscou, какова его история?

Я с детства бывала на текстильных фабриках, потому что моя бабушка Лариса Георгиевна Романенко отвечала за развитие шелковой промышленности в СССР, а мама возглавляла лабораторию тканей в НИИ Шелка. После перестройки эта лаборатория была переформирована в частную компанию «Текс-Центр», которая уже 20 лет является лидером в области проектирования и производства тканей специального назначения: для космоса, авиации, медицины, оборонной промышленности. На базе этой компании и возник наш проект. Также мы работали в тесной кооперации с государственным реставрационным институтом, без их знаний и архивов, а также без технической и интеллектуальной базы «Текс-Центра», работа по воссозданию старинных тканей была бы возможна только в теории.

Расскажите, как все начиналось — сложно ли было открыть мастерскую, купить подходящее оборудование, найти специалистов?

Нам повезло, потому что многие сотрудники раньше работали на советских текстильных производствах, в частности, на фабрике «Московский Шелк», «Рахмановский шелк» и других. И до сих пор помнят нюансы работы с натуральным шелком. На первом этапе мы инвестировали сумму порядка 5 млн рублей для закупки и воссоздания оборудования, станки восстанавливали по крупицам, что-то нашли на фабриках, что-то в текстильном институте. 

Большая ли у вас команда?

Мы работаем на базе крупной текстильной компании и во многом используем их ресурсы, в том числе человеческие. Условно работу можно разделить на три этапа. Первый — это подготовка нитей, мы закупаем шелк-сырец в Китае, а дальше скручиваем его в Твери. После того как нити готовы, приступаем к этапу непосредственно ткачества — эта работа происходит на другом производстве, в деревне Рахманово, на бывшей фабрике имени Заглодина. В Москве же есть небольшой офис и магазинчик. Всего в производстве задействовано порядка 20 человек.

Можете вспомнить, кто был первым заказчиком Jacquard de Moscou?

Конечно. Нашим первым заказчиком стал издатель австралийского Vogue Living. Он заказал шелковую ткань по образцу XVIII века: розовая основа и многоцветный флористический орнамент. В каком-то смысле он нас благословил, а также стало понятно, что русские ткани царских времен интересны и востребованы на западе.

Кто ваши основные заказчики сейчас? Есть ли постоянные клиенты?

Мы работаем с реставраторами, с русскими и иностранными музеями, с частными коллекционерами. Важная группа клиентов — это дизайнеры интерьеров и увлеченные люди, которые самостоятельно занимаются декором дома. Помимо тканей, мы предлагаем различные декоративные изделия — подушечки, фрагменты жаккарда, оформленные в багет, мягкие игрушки. Отдельная группа заказчиков — это реконструкторы, то есть люди, которым важен не только внешний вид полотна, но и аутетичность технологии производства. Последнее время стало больше запросов от модных домов и небольших дизайнерских ателье. Это очень радостно, потому что я обожаю моду.

Знакомы ли вы с подобными текстильными предприятиями в России и за рубежом?

Мы находимся в дружественной переписке с аналогичными фабриками во Франции, Италии, Англии. Их не так много, наверное, поэтому все весьма дружелюбны. С представителями западных фабрик понимаем друг друга с полуслова. Однако европейцы в данном вопросе находятся в привилегированном положении. Их миновала перестройка, и, таким образом, сохранилась непрерывность производства, оборудование, специалисты, архивы. В России мы будто начинаем заново.

Расскажите подробнее о процессе создания жаккарда по историческим канонам.

Самый длительный этап — это процесс подготовки к ткачеству. В него входит работа со старинным образцом, воссоздание рисунка полностью, его перенос на канвовую бумагу. Дальше к работе приступает насекальщица, она изготавливает перфокарты. Процесс подготовки станка к ткачеству занимает около шести месяцев. Скорость изготовления непосредственно ткани зависит от сложности рисунка и умения мастера. Для сложных тканей это порядка 10 см в день.

Сырье мы закупаем исключительно у проверенного поставщика в Китае. Это шелк-сырец, нити которого имеют определенную толщину и крутку заданного направления. Дальше мастера перематывают, дополнительно скручивают и окрашивают шелк. Окрашивание производится в мотках в объёмном резервуаре с водой при определенной температуре. После высушивания шелк перематывается и поступает в работу. Цветной узор жаккардовой ткани достигается путем переплетения цветных нитей.

silk.jpg

Часто ли к вам обращаются за консультациями или за помощью в восстановлении рисунков?

Восстановление ткани по небольшому сохранившемуся фрагменту или исследование самого фрагмента — довольно частая практика. Мы можем провести экспертизу фрагмента в лаборатории, а также сделать художественную оценку полотна с привлечением музейных специалистов. Знаковым для нас стало участие в исследовании знаменитой ткани «Пчелка» в Морозовском особняке, сейчас это дом приемов МИД.

С какими трудностями приходилось сталкиваться вашему производству, как их удалось преодолеть?

Основная трудность — это оборудование, его нехватка и ветхость. Мы нашли частного мастера в Китае, который эксклюзивно занимается воссозданием старинного текстильного оборудования, ведем с ним переговоры и, возможно, закажем пару станков для себя. Также, поскольку мы работаем только с натуральным шелком, много нюансов связано именно со спецификой сырья. Ведь шелковая нить практически живая, реагирует на температуру и влажность в помещении, каждая партия отличается от предыдущей. Кстати, раньше на шелковых фабриках всем ткачихам делали бесплатный маникюр. Чтобы они не повредили деликатную нить.

Над чем сейчас трудятся в вашей мастерской? Есть ли какие-то планы по дальнейшему развитию?

Планов много, хотим развивать сотрудничество с модными домами, открыть красивый шоурум в Москве, параллельно изучаем архивы в поисках новых интересных тканей. А еще запускаем автоматизированную линию производства, чтобы производить те же рисунки, но доступные более широкой аудитории.

Подписывайтесь на наш Telegram-канал и страницы в Instagram и Facebook, чтобы не пропустить самые интересные новости индустрии моды.
facebook shareподелиться vk shareподелиться twitter shareтвитнуть
Все актуальные новости fashion-индустрии раз в неделю
Все актуальные новости fashion-индустрии раз в неделю

Новости компаний