Журнал и портал о моде для профессионалов
Вход| Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

В печать!

В печать!
26.08.2018 Просмотров: 3963

Александра Калошина

основатель группы компаний Solstudio Textile Group



Александра Калошина, основатель группы компаний Solstudio Textile Group, готовит к открытию новый амбициозный проект – фабрику по печати на тканях, которая будет работать в Москве. Александра рассказала, почему, по ее мнению, именно за цифровой печатью – будущее моды.

Александра, сейчас вы находитесь в процессе открытия фабрики по печати на натуральных тканях в России. Есть ли уже какие-то детали, которые вы готовы раскрыть? 

Solstudio-1.jpgАлександра Калошина: Официальное открытие нового производства – в конце ноября этого года. Оно будет расположено в Москве, в технопарке «Калибр». Сейчас мы везем первую линию оборудования, мощностью 800 тысяч погонных метров в год, затем установим еще одну. Запуск первой линии начнется в октябре, и к ноябрю мы рассчитываем освоить большинство видов материалов – прежде всего хлопок, вискозу, смешанные ткани. Туда же мы переведем наше производство по печати на полиэстере, которое работает уже два года. Мы, конечно, будем печатать шелк, но к ноябрю, скорее всего, сможем только отрабатывать внутренние процессы. Планируем, что вторая линия оборудования будет работать только на шелке, на некоторых производствах в Италии мы видели такое деление, которое помогает избежать многих технических проблем. Этот проект реализуется с помощью наших собственных средств и привлеченных – от частного инвестора. Мы рассматривали возможности кредитования, даже системы лизинга, но поняли, что эти варианты не позволят предприятию развиваться, особенно в проекте, имеющем высокие риски.

Почему вы решили разместить производство именно в Москве?

Александра Калошина: Как житель Москвы я сама всегда выступаю за то, чтобы заводы находились за пределами города. Но поскольку это будет высокотехнологичное производство, без опасных веществ и выбросов, и для него нужны квалифицированные кадры, которые находятся в столице, мы приняли решение разместиться здесь. Мы исследовали все технопарки Москвы и поняли, что их условия зачастую не предполагают размещения там реальных фабрик. В результате остановили выбор на технопарке «Калибр», который создает текстильный кластер. Это очень важное решение. Об отраслевом территориальном объединении говорят многие. В «Калибре» уже работают швейники, рядом проходит крупнейшая отраслевая выставка «Текстильлегпром», недалеко находится Сельскохозяйственная улица, известный «поставщик» материалов.

Solstudio-6.jpg

В вашем бизнесе сейчас несколько подразделений – студия дизайна, бренд аксессуаров, производство по печати на синтетических тканях, студия европейских тканей. Расскажите, почему вы решили сделать упор именно на печать на ткани. 

Александра Калошина: В последние годы в мире моды все изменилось, сократились производственные цепочки и скорость создания нового продукта, и мы уверенно идем к тому, чтобы выпускать сегодня ровно столько единиц товара, сколько было продано вчера в магазине. Нас к этому подготовила Zara, у которой вывод на рынок нового продукта занимает 3–5 недель. Поставил перед фактом невозвратности процессов Amazon, запатентовав технологию производства on demand – по запросу, – использующую специальную программу сбора данных по запросам потребителей всего мира и оптимизирующую скорость процессов производства. И это производство базируется в том числе на мгновенном нанесении рисунка. Тысячи небольших брендов по всему миру и в нашей стране тоже быстро запускают маленькие партии продукции, ориентируясь на вкусы потребителей. 

Эти процессы кажутся новыми, но на самом деле это длительные мировые изменения. Еще десять лет назад мы ощутили начало этих перемен, занимаясь продажей ткани. Вдруг исчезли все стоки, особенно у крупных компаний, и дело было не только в кризисе. Они просто перестали производить overbooking – объемы про запас, на всякий случай. Производители стали рассчитывать ткань до сантиметра, чтобы произвести более широкий ассортимент с меньшим количеством единиц на артикул.

Цифровая печать помогает удовлетворить эти потребности производителей: дает возможность сделать за очень короткий промежуток времени ткань с любым рисунком и затем – одежду, не держа больших складских запасов. Она дает возможность невероятной кастомизации, удовлетворения чуть ли не единичного спроса. Эти изменения потребительских и производственных запросов и стали одним из основных мотивов построения нового предприятия. 

Solstudio-3-2.jpg

И с этими знаниями вы подошли к открытию фабрики…

Александра Калошина: К новой фабрике мы бы не подошли, если бы были новичками в печати. Но мы занимаемся печатью уже 20 лет, работаем со многими итальянскими предприятиями. Мы стояли у истоков цифровой печати, в числе первых в России увидели ткани, напечатанные цифровым способом, и все эти годы внимательно следили за тем, как развиваются технологии. Мы посетили множество производств в Италии, Китае, Турции, Испании, Нидерландах. И мы бы никогда не взялись за фабрику, если бы не выстроили студию текстильного дизайна. 

Развитие цифровой печати дало толчок развитию текстильного дизайна: по всему миру появилось огромное количество фабрик, которые потребляют сотни тысяч принтов. Эта сфера стала двигателем развития моды. 

И теперь, имея все составляющие – студию дизайна, опыт в печати, опыт в ткани, в пошиве одежды и, главное, сильную постоянную команду, – мы смогли решиться на такой непростой шаг, как построение фабрики. 

Solstudio-5-2.jpg

Понятно, что вы как опытный бизнесмен, прежде чем выйти на российский рынок цифровой печати на ткани, изучили и оценили его, опираясь на зарубежный опыт. Можно ли сравнить, как складывается в этой сфере ситуация в России и, например, в Италии? 

Александра Калошина: Печать во всем мире развивается исторически сложившимися кластерами. В этом, конечно, сила и Италии с кластером в Комо, и Турции с кластером в Бурсе, и Китая с Ханчжоу. Кластер – это гигантская сила, в которой есть специалисты, коллективные компетенции, расходные материалы. Все предприятия в кластере, как правило, дополняют друг друга. Если фабрика загружена и у нее нет возможности сделать заказ клиента, она быстро допечатывает что-то у соседей. Там же находятся и оптовые поставщики ткани, и швейные производства. Мы же будем в вакууме, нам придется решать все эти проблемы практически в одиночку. Но мы знаем другие компании, которые работают сейчас над проектами, подобными нашему, и надеемся на объединение и кооперацию.

В Европе – устоявшиеся отношения между производителем и заказчиком, которые складывались не одно десятилетие. Профессионализм с обеих сторон, даже у очень молодых специалистов, начинающих дизайнеров. 

Solstudio-4.jpgНекоторые процессы, которые развиты в Италии, мы не сможем предложить нашим клиентам, например, специальные постобработки тканей. В кластерах всегда есть производства, которые специализируются исключительно на финишинге, декорировании. Кто-то наносит на ткань необычные пленки, которые требуют особого внимания к температурному режиму, кто-то исключительно ламинирует, что тоже очень капризный процесс, декорирует объем­ными элементами.

Получается, в России вы столкнетесь с массой проблем.

Александра Калошина: Но кто-то же должен делать шаги вперед. У нас есть свои плюсы. Те, кто начинает первыми, сами формируют рынок. Мы видим, что у нашего рынка есть скрытый спрос, который не реализован в связи с тем, что нет хорошего предложения. Это тот самый случай, когда предложение сформирует рынок, и невозможно просчитать его величину, поэтому трудно ответить на вопрос об объеме и емкости рынка.

Но все же, какие локальные особенности вы видите на российском рынке? Какие у нас есть сдерживающие факторы и какие точки роста?

Александра Калошина: Особенность российского рынка в том, что крупные производители одежды, которые могли бы стать ключевыми клиентами, отшивают коллекции за рубежом и печатать тоже продолжат там. Сейчас мы прекрасно понимаем, что нашим клиентом будет производитель одежды среднего сегмента, со средними объемами заказов – 30–500 метров. Для европейцев такие заказы из России всегда самые сложные, потому что российские производители хотят печатать на очень большом разнообразии основ. В Европе фабрика, предлагая большое количество основ, зачастую не имеет их на своем складе, но опирается на надежного партнера – поставщика тканей. Из тысячи вариантов основ европейским потребителям действительно интересны только 10–15 вариантов. Российский клиент часто хочет свою, уникальную, ни на что не похожую основу, и поэтому нам придется держать достаточно большой склад материалов. Он также будет необходим в случае, когда по каким-то внутренним причинам происходит брак тиража. За годы работы с итальянскими партнерами мы знаем, что даже самые опытные фабрики ошибались в процессе работы с тканью, и причины этих ошибок часто не были обнаружены. Иногда отбраковывались километры напечатанной ткани. 

Solstudio-7.jpg

Но почему так происходит? Кажется, уж итальянцы с их многолетним опытом должны работать без помарок, всегда выдавать стабильно хороший результат.

Александра Калошина: Нанесение рисунка на натуральную ткань – все еще достаточно сложная процедура, это большая технологическая цепочка, которая состоит из непростого оборудования и капризных процессов. Мы будем работать с постоянно изменяющимися факторами, главные из которых – ткань и цвет. Если в производстве основы произошли хотя бы небольшие изменения техпроцессов – состава ткани, натяжения нитей, – то в результате мы получим не такой цвет, как в предыдущей партии. Цвет может измениться на каждом этапе производства при применении реагентов, температур и даже воды, и нужно обладать очень высоким профессионализмом, чтобы получить нужный результат. А именно ради первоклассного цвета мы и взялись открывать эту фабрику. Мы собираемся самостоятельно в России воплотить в материале тот современный, яркий цвет и рисунок, который мы создаем в своей студии текстильного дизайна.

Планируете ли вы работать только на внутреннем рынке или хотите двигаться за границу?

Александра Калошина: Мы планируем со временем перейти из зала дизайна выставки Premiere Vision в зал производителей тканей. Как мы себе определили, это займет три года, за которые, надеемся, наша страна избавит производителей от экспортной пошлины, и мы сможем продавать наши ткани во все страны.

Почему вы открываете это производство именно сейчас? Это стечение обстоятельств или вы считаете, что сейчас именно тот момент, когда нужно это делать? 

Александра Калошина: Новое производство – это наш крупный стратегический проект, результат череды давно запланированных шагов. С одной стороны, открытие фабрики именно сейчас – это стечение обстоятельств, ведь почти два года ушло у нас на поиск инвестора. С другой стороны, мы считаем, что рынок абсолютно готов к такому производству.

Беседовала Анастасия Пенязь

Solstudio-2-2.jpg


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений