Журнал и портал о моде для профессионалов
Вход| Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Закрытый клуб кутюра

Закрытый клуб кутюра
1 марта 14:30 Просмотров: 571

Автор: Ира де Пюифф, Андрей Андреев-Артон

Тематика: Дизайн, Маркетинг


В июне прошлого года Valentin Yudashkin стал единственным российским модным домом, принятым во Французскую федерацию высокой моды, прет-а-порте кутюрье и модельеров в качестве полноправного члена. Чем является этот шаг – признанием заслуг конкретного дизайнера или свидетельством растущего в мире интереса к локальной fashion-индустрии? 

Французская федерация высокой моды, прет-а-порте кутюрье и модельеров объединяет 100 международных модных домов; из них лишь 17 имеют статус haute couture и семь считаются кутюрными членами-корреспондентами. Организация, которая ведет отсчет своей истории с 1868 года, когда Чарльз Фредерик Уорт основал в Париже Профсоюзную палату серийного швейного производства и индивидуального пошива для дам и девиц, по сей день является наиболее влиятельной в мировой fashion-индустрии. Палата, созданная Уортом, была призвана защищать работу парижских портных от массового копирования, и многие из правил, установленных в то время, по-прежнему в силе.

Создатели мечты

club2.jpgНа осознание и оформление статуса высокой моды понадобилось не одно десятилетие. Сменившая в 1911 году организацию Уорта Профсоюзная палата парижской моды разделила понятия “couture” (индивидуальный пошив одежды) и “confection” (создание готовой одежды по стандартным лекалам). В 1945 году Национальная федерация моды объединила известных парижских кутюрье, членов палаты парижской моды, а также ряд провинциальных портных и обеспечила законодательную защиту терминам “haute couture” и “couturier”.

В конце 1950-х годов высокая мода, отделенная от производства готовой одежды, столкнулась с серьезными экономическими проблемами. Число кутюрных домов стремительно сокращалось: к 1958-му из 60 осталось лишь 36. Возглавлявший в те годы Профсоюзную палату парижской моды Жак Хэйм поддержал ее членов в желании создать так называемый «кутюрный прет-а-порте». Это начинание не всеми было воспринято с энтузиазмом.

Первой жертвой предвзятости стал Пьер Карден. Будучи членом Профсоюзной палаты высокой моды, он открыл бутик серийной одежды, а в 1957 году создал линию коммерческих моделей для универмага Printemps, из-за чего был исключен из федерации. Лишь через несколько лет, благодаря мировому признанию знаменитого стиля «Спутник», его снова приняли в кутюрные ряды.

club3-2.jpgВ начале 1970-х на модную арену вышли стилисты-дизайнеры (Эмманюэль Кан, Соня Рикель, Тьерри Мюглер, Клод Монтана и др.), популярность которых была сравнима с авторитетом известных кутюрье. Именно в эту эпоху многие дома высокой моды начали подумывать о смешении моделей от-кутюр и прет-а-порте в рамках одного показа. Так в 1973 году возникла организация, которая собрала под одной крышей и тех, и других. 

Французская федерация не только является исполнительным органом, в который входят три профсоюзные палаты: от-кутюр, мужской моды и прет-а-порте, – но и твердо стоит на страже интересов высокой моды. Когда некоторые мировые бренды, такие как Tom Ford, Burberry, Tommy Hilfiger, заявили о готовности продавать свои коллекции сразу после показов, Французская федерация тут же выступила против модели see now, buy now. С одной стороны, можно обвинить французов в консерватизме: мир меняется, а вместе с ним трансформируются мода и отношение к ней, но федерация упорно стремится сохранять одну и ту же бизнес-модель на протяжении стольких десятилетий. Однако с другой стороны – тут видится желание и в новых условиях создавать мечту, а не просто удовлетворять потребности в одежде. В конце концов, именно благодаря этому фактору мода и становится высокой.

Клубные привилегии

Попасть в ряды Французской федерации весьма непросто. «Это очень закрытый клуб, доступ в который нужно заслужить, а потом ежегодно доказывать, что ты достоин быть его членом», – сказал кутюрье Стефан Роллан.

club4-2.jpgДабы завоевать (и удержать) свое место на модном рынке, который становится все более агрессивным, дизайнеры и кутюрье нуждаются во внешней опеке, обеспечивающей им легитимное признание и относительную стабильность. И лишь федерация может обеспечить им эту защиту, сертифицируя официальный статус «создателей моды». Именно поэтому модельеры и кутюрье прилагают все усилия для того, чтобы попасть во влиятельную структуру, которая дает им и определенные экономические привилегии. Принимая дома в свой «клуб», федерация становится свое­образным трамплином в мир моды и создает условия для успешного продвижения – если, разумеется, дома будут поддерживать должный уровень.

Как известно, титул haute couture присваивается согласно ряду критериев. «Дом моды обязан соблюдать все условия, необходимые для формирования полноценного досье кандидата, – пояснил Жан-Поль Дональд-Потар, один из руководителей Французской федерации и Палаты прет-а-порте во второй половине 1990-х. – Конечно, раньше условия были более строгими, что, возможно, усложняло вероятность членства, сегодня они не стали легче – просто стали другими. Например, раньше досье мог подать только дом моды, у которого было не менее 80 сотрудников и не менее двух ателье, определенное количество ручного труда, необходим ежегодный показ двух коллекций и так далее… Сегодня требования несколько иные. В любом случае дом должен подготовить досье, соответствующее всем требованиям федерации, и утвердить его».

club5-2.jpgИменно федерация решает, давать титул от-кутюр или нет, «приглашать» в свой официальный календарь дефиле (IN) или оставить в неофициальном (OFF). При этом участники официальных показов делятся на три категории: постоянные (Jean Paul Gaultier, Stephane Rolland, Franck Sorbier и др.), приглашенные (Ralph & Russo, Serkan Cura, Julien Fournié и др.) и члены-корреспонденты (Valentino, Elie Saab, Giorgio Armani и др.)

Категория приглашенных членов существует с 1998 года и позволяет новым – как французским, так и иностранным – домам моды показывать свои коллекции наряду с известными брендами во время Парижских Недель высокой моды. «Лишь после четырех лет регулярного участия в Неделях моды приглашенный дом может подать заявку на вступление в основной список», – уточнил Жан-Поль Дональд-Потар.

Русский след

Первым нашим кутюрье, принятым в 1997 году в качестве члена-корреспондента Французской федерации, был Валентин Юдашкин. Это событие положило начало «русскому прорыву» в международную высокую моду. При поддержке тогдашнего председателя Французской федерации Дидье Грюмбаха в 2000 году на подиуме Парижской недели была показана коллекция «русских Гальяно», дуэта Владимира Середина и Сергея Васильева.

Героем нового времени стала Ульяна Сергеенко. Устроив в парижском отеле закрытый показ для VIP-публики, она добилась того, что французская пресса наконец-то всерьез заговорила о ее дизайнерских талантах, а коллекции были включены в официальный календарь. В июле 2016-го дефиле Ulyana Sergeenko состоялось в первый день Парижской недели высокой моды. 

В октябре того же года дом Valentin Yudashkin, ставший полноправным членом федерации, представил новую коллекцию в рамках официального календаря Парижской недели моды прет-а-порте. «Мы еще с конца 1980-х начали представлять коллекции в Париже, многие годы показываем haute couture во французской столице, более десяти лет участвуем в Парижской неделе моды прет-а-порте, – прокомментировал Валентин Юдашкин. – В этой связи вступление во Французскую федерацию – это вполне закономерное, ожидаемое событие, к которому мы шли в ходе своей работы и творчества. Французская традиция шитья вообще всегда была близка Дому Valentin Yudashkin, сама страна – Франция – для нас была и остается добрым другом. Со вступлением в федерацию мы будем и дальше развивать наши отношения и совместные проекты». 

club6.jpg

Сегодня Valentin Yudashkin – единственный российский модный дом в составе Французской федерации. Будут ли другие? «Так как российская мода до сих пор остается локальной, я не могу сказать, какой из домов мод соответствует критериям для вступления в федерацию, – ответил Жан-Поль Дональд-Потар. – Есть конкретное досье, с определенными условиями, – любой дом может заполнить его и подать на рассмотрение. А раз этого не происходит, то либо в России больше нет домов, соответствующих этим требованиям, либо они не нуждаются в членстве в федерации».

У российской высокой моды имеются свои сильные и слабые стороны, но главным препятствием для выхода на международный уровень было и остается отсутствие индустрии как налаженной, исправно работающей системы производства и сбыта. Когда оно будет преодолено, появление наших модных домов в составе влиятельных fashion-федераций, вероятно, перестанет быть исключением из правила.


Читайте эту и другие статьи в журналах PROfashion


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений