Журнал и портал о моде для профессионалов
Вход| Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Три «выхода»

Три «выхода»
29 мая 2015 17:20 Просмотров: 2970

Автор: Андрей Магарик

Тематика: Маркетинг


Андрей Разбродин


Василий Гущин


Анна Арсентьева


Эльгиз Качаев


textil.jpgСобытия последнего времени только усилили отрицательные тенденции, связанные с двумя ключевыми факторами стагнирующего рынка: падением спроса и снижением инвестиционной привлекательности. Колебания цен на углеводороды, курса рубля и последствия санкций материализовались в действия «жареного петуха» из известной русской поговорки.

Как только красная птица раскидывает крылья и начинает «клевать», сразу включается коллективная «мобилизационная готовность», а участники рынка стараются найти выходы – то есть новые возможности – для бизнеса. Это в полной мере относится к нашей отрасли: традиционному текстильлегпрому и формирующейся индустрии моды.

Выход №1

До 1998 года многие производственные компании выживали только за счет того, что размещали у себя «давальческие» заказы. Дефолт дал шанс производителям, которые из последних сил пытались конкурировать с демпинговым китайским товаром. Но воспользоваться передышкой удалось далеко не всем. «Новые фабриканты» начали формировать розничные сети, обеспечивая быструю реакцию на спрос. Старые же директора по большей части не сумели превратить минусы в плюсы – сказывались отсутствие рыночного опыта и, что тут скрывать, непомерные хозяйские аппетиты.

table_import_2014.jpg

К середине нулевых, когда перечень действующих производств – поставщиков сырья, оборудования, «химии», готовой продукции – заметно сократился под натиском импорта, стали очевидны новые возможности для выживших отраслевых компаний. Какие же? Текстильные комбинаты, требующие серьезных инвестиций, как могли модернизировали технологическое оборудование и создавали вертикально-интегрированные холдинги. Обувщики ориентировались на сборку из полуфабрикатов. Одежники сокращали производственные базы на внутреннем рынке и размещали заказы в странах Юго-Восточной Азии. Все они наперегонки развивали сетевую торговлю в разнообразных форматах, составляя посильную конкуренцию импорту в средней и нижнесредней ценовых нишах, а в ряде случаев пытались вывести собственные торговые марки за пределы ближнего зарубежья. Одновременно разворачивалось масштабное строительство торговых центров, розничная торговля стала базой применения новых технологий.

Выход №2

table_roznica_2014.jpgПосле пика продаж в 2007 году на рынке стали усиливаться инвестиционный голод и дисбаланс между ресурсами, спросом и капитализацией. Волна мирового финансового кризиса, докатившаяся до России, увлекла за собой на дно несколько перекредитованных текстильных холдингов, десятки недостроенных торговых центров и изменила карту производственного аутсорсинга.

Особенно сильно пострадали небольшие производства, в массе своей расположенные в малых городах, поселках и на «зонах», занятые преимущественно изготовлением бязи, пошивом постельного белья и незамысловатой рабочей одежды. По данным «Союзлегпрома», на их долю в 2008 году приходилось свыше 86% выпущенных в стране текстильных и швейных изделий.

proizvodstvo_Russia.jpgВыход из мирового кризиса, несмотря на его скоротечность, оказался гораздо более «узким», чем выход из дефолта. Одни текстильные компании сосредоточились на борьбе за гарантированные госзаказы. Другие – на выработке востребованных рынком нетканых материалов, преимущественно санитарно-гигиенического назначения. Производители домашнего текстиля сделали ставку на интенсивный вывод новых торговых марок на внутренний рынок. Компаниям зарождавшейся индустрии моды пришлось опуститься в цене на одну-две ступеньки – демонстративное потребление одежды падало, домашние хозяйства инвестировали в автомобили и ипотеку.

Неизменной оставалась общая тенденция: по мере того как дорожали углеводороды, поднимались в цене рента на природные ресурсы и недвижимость. Производство в течение десятилетий оставалось фактически невыгодным. В этом смысле комплекс «текстиль – одежда» ничем не отличался от других перерабатывающих отраслей.

Фактор ККК

Добавим к этому непропорционально большую долю неформального сектора отрасли. Три буквы «К» – контрабанда, контрафакт и конфискат, – по разным оценкам, последнюю четверть века составляют от 40 до 70% внутреннего рынка, проявляя завидную живучесть и гибкость. Когда власть (на самом высоком уровне) ставит преграду огромным контрабандным потокам, как это случилось в 2006 году, включается массовый механизм выброса на рынок конфискованных товаров по демпинговым ценам. Когда власть (на том же уровне) заставляет уничтожать конфискат, неформальный сектор процветает на «серых» схемах растаможки и реализации контрафактных товаров, произведенных в России или ближнем зарубежье.

table_textile_2025.jpg

Теневой и законопослушный рынки текстиля, одежды и обуви представляют собой сообщающиеся сосуды: чем выше административное давление на легальный рынок, тем быстрее за счет ухода его участников в тень растет нелегальный. Неравновесная конкуренция с «неформалами» заведомо проигрышна для «белых» российских компаний. Фактор ККК остается сильным тормозом на пути к выходу из нынешней ситуации.

Сырье, кадры, технологии…

На этих трех китах, по сути, и держится производство. По оценке экспертов, России выгоднее всего сосредоточиться на развитии национальных сырьевых ресурсов: индустрии химических, вискозных и лубяных волокон (льна и текстильной конопли), а также овечьей шерсти. К сожалению, серьезное отставание в агротехнике, тотальный экспорт сырой целлюлозы и почти полное исчезновение предприятий первичной обработки шерсти не позволяют надеяться на быстрые достижения в сегментах натуральных волокон.

Не вызывает оптимизма и рынок труда: система ПТУ и колледжей сжалась как шагреневая кожа. Предприятия задыхаются без рабочих, мастеров, технологов и конструкторов. В то же время обильно выпускаемых вузами дизайнеров одежды приходится переучивать для реальной деятельности в индустрии моды.

Разработка и освоение в производстве собственного конкурентоспособного оборудования носят эпизодический характер и в обозримой перспективе вряд ли станут системными. Закупка машин и станков у европейских фирм в настоящее время представляет более серьезную проблему, чем два-три года назад. А продукция турецких или китайских машиностроителей не всегда гарантирует эффективность работы и сервиса.

Выход №3

Казалось бы, коридор новых возможностей теперь сузился до предела. Для многих участников рынка это, к сожалению, на самом деле так. Однако для отрасли в целом выход очевиден.

Еще никогда в постсоветской России власть не занималась проблемами отрасли на таком высоком уровне. В результате, по мере того как разгорался кризис, красивые декларации стали реализовываться в конкретные действия.

Разумеется, всем сестрам по серьгам не досталось. «Двоюродных» пришлось обделить. Тем не менее основные драйверы развития выбраны.

table_itogi_2014.jpgРечь идет прежде всего о строительстве в Ивановской области крупного комбината по выработке полиэфирных продуктов текстильного назначения. По мнению Василия Гущина, руководителя проекта, ввод предприятия в строй в 2017 году, сопряженный с реализацией «Стратегии развития химической промышленности РФ до 2030 года», будет способствовать: химизации российского легпрома; формированию в стране полноценной цепочки производства синтетических материалов; существенному расширению ассортимента технического текстиля, реализация которого приносит сегодня свыше 50% дохода на национальных текстильных рынках; новому импульсу для развития исторически сложившегося ивановского кластера. Холдинг «БТК Групп», как сообщили в пресс-службе компании, намеревается наладить на предприятии в городе Шахты Ростовской области выпуск высокотехнологичного текстиля из синтетических волокон, так называемых «умных» тканей.

«Помимо самого производства тканей, технологический процесс нового комплекса будет включать в себя окрашивание тканей, нанесение принтов, придание таких функциональных свойств как воздухо- и паропроницаемость, влагоотведение, водоотталкивание, ветро-, теплозащита, быстрое высыхание, защита от стирания, сжатие в малый объем», - уточняют в пресс-службе «БТК Групп».

worlds_leading_textile_producers.jpg«Ткани с такими свойствами широко используются в спортивной одежде, горнолыжной экипировке, спорте высоких достижений, а также в самой современной защитной одежде, например Министерством обороны РФ в полевой форме нового поколения – всесезонном комплекте полевого обмундирования. В дальнейшем на предприятии планируется наладить выпуск красителей и утеплителя (аналога гусиного пуха), а также технического текстиля для нужд предприятий из таких отраслей как автомобиле- и авиастроение, строительство, медицина и т. д.».

«БТК Групп» создает в Шахтах комплекс предприятий по выпуску высокотехнологичного текстиля из синтетических волокон с четвертого квартала 2013 г. «В середине 2014-го были запущены швейные цеха комплекса, – поясняют в пресс-службе, – в апреле 2015 г. в тестовом режиме началась работа в текстильных цехах по выпуску суровья, в ближайшее время начнется выпуск трикотажа. Ввод текстильного производства в эксплуатацию ожидается во II квартале текущего года. Общий объем инвестиций в проект превысил 2,5 млрд руб.».

В то же время зримые черты обретает протекционистская политика. В частности, отклик на запросы Российского союза кожевников и обувщиков, как заявил заместитель министра промышленности и торговли Виктор Евтухов, способствовал принятию постановления правительства, которое фактически спасло сырьевую базу кожевенной промышленности страны, поставив заслон вывозу сырых шкур и полуфабриката (вет-блю). По мнению Андрея Разбродина, президента «Союзлегпрома», теперь надо пересмотреть условия членства в ВТО и поднять пошлины на импорт, не дожидаясь согласования: на их отмену уйдет несколько лет, которых хватит для укрепления позиций наших компаний.

«Отечественные производители выигрывают именно сейчас по причине высокого курса, – считает Анна Арсентьева, продакт-директор холдинга «ТДЛ Текстиль». – В дальнейшем отрасль не справится без господдержки».

Subsidii_investicii_index_proizvodstva.jpg

Программы поддержки запускают и на региональном уровне. В частности, в Санкт-Петербурге по решению губернатора, как сообщил Эльгиз Качаев, глава Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка, начали действовать программы субсидирования малых и средних предприятий, работающих преимущественно на рынке индустрии моды. В соответствии с ними предприниматели могут компенсировать: до 70% материально подтвержденных затрат с максимальным объемом субсидии до 500 тыс. рублей (ремесленничество и народные промыслы); до 50% арендной платы производственных помещений (до 500 тыс. рублей); 50% затрат на участие в выставках (не более 350 тыс. рублей). Кроме того, в самом центре города, в «Большом Гостином Дворе», будет создан шоу-рум коллекций петербургских дизайнерских марок.

По большому счету, новые возможности для отраслевого бизнеса в полной мере откроются в целенаправленных шагах власти и предпринимательского сообщества в сторону системной реиндустриализации – формирования инновационной экономики с высокой степенью капитализации и адекватного «человеческого капитала».


 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений