Журнал и портал о моде для профессионалов
Вход| Регистрация
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Ждать нельзя действовать

Ждать нельзя действовать
27 марта 2015 12:47 Просмотров: 2605

Автор: Елена Ганжур

Спикеры:

Тематика: Производство


Александра Андрунакиевич


Владимир Денисенко


Наталия Соколова


Антон Титов


Пока последние полгода правительства разных стран выясняли, кто без кого сможет прожить дольше и лучше, на импортозависимых отраслях это сказалось не лучшим образом. Какие успехи приносит курс на импортозамещение, взятый Минпромторгом в ответ на введение санкций и девальвацию рубля? Чем может государство помочь предпринимателям?

Две проблемы импортозамещения

forum_Manturov.jpg
В декабре 2014 года на организованном Минпромторгом форуме «Легкая промышленность: курс на конкурентоспособность» был озвучен план по реабилитации отрасли при участии государства. Глава Минпромторга Денис Мантуров заявил о намерении до 2020 года увеличить долю отечественных товаров на российском рынке с 25% до 40%. Но если российские чиновники поддерживают эту идею, то бизнесмены лишены иллюзий.

Генеральный директор ГК «Обувь России» Антон Титов согласен с теоретическими предпосылками: «Есть готовый рынок объемом 450 млн пар обуви в год – именно столько сейчас потребляют жители нашей страны. При этом российское производство не покрывает и 10–15% этого рынка. Таким образом, у обувной промышленности есть возможности для развития, а у обувных фабрик – гарантированный сбыт».

Unichel (2).jpg
По мнению Титова, из-за девальвации рубля полимерную обувь действительно рентабельнее изготавливать в России, чем в Китае. Но в реальности этому мешают два фактора: отсутствие в России рынка комплектующих и недоступность финансирования для производственных проектов. «Такие проекты требуют больших инвестиций и имеют долгие сроки окупаемости – от 5 до 10 лет. Банки не готовы кредитовать предприятия надолго, а высокая учетная ставка делает кредиты фактически недоступными для большинства предприятий», – говорит Антон Титов.

Ralf_Ringer (3).jpg
«Основная проблема – это отсутствие кредитов, – констатирует и руководитель департамента маркетинговых коммуникаций Ralf Ringer Наталия Соколова. – Сейчас мы решаем вопрос о привлечении оборотных средств для закупки материалов. Но у банков или нет денег, или они ограничивают выдачу. А мы, как компания с длинным «плечом» между расходами и выручкой, не можем жить полностью на свои средства». Банки сейчас не рады новым клиентам. Ralf Ringer подал заявки на кредит в несколько финансовых структур – везде рассмотрение было заморожено до февраля. «Некоторые банки даже пытаются менять условия по уже заключенным договорам», – признается Наталия Соколова.

forum_1.jpg
Поэтому основная часть предложений Минпромторга на форуме касалась кредитования предприятий: это ввод кредитных льгот для российских бизнесменов, изменения правил субсидирования, предоставление приоритетного допуска к госзакупкам. Было обещано ввести «налоговые каникулы» для малого и среднего бизнеса, усовершенствовать процесс таможенного регистрирования. Привлечение долгосрочных займов и предоставление государственных гарантий – еще две статьи, запланированные к реализации в 2015 году. Будет ли все это осуществлено, пока неясно.

table2.jpg
Зависимость от импортных комплектующих – вторая глобальная проблема российского производства. Например, по оценкам компании Ralf Ringer, доля рублевой составляющей для 100% российского производства равна 55–60%. Производитель не импортирует технологии, но оборудование полностью закупает за рубежом – в Италии и Германии. Около 35% материалов и комплектующих (в стоимостном выражении) – из Италии, Испании, Аргентины.

Неравные условия

Проблемы у обувной отрасли не только внутренние, но и внешние. Генеральный директор ЗАО «Обувная фирма «Юничел» Владимир Денисенко «настоящим бичом легкой промышленности» называет Китай, приводя данные о ежегодном ввозе в Россию 400 млн пар обуви из этой страны. «Китайцы производят 8 млрд пар в год. Они, как и мы, входят в ВТО, но на иных условиях. Китай защищает свой внутренний рынок: там пошлины на импорт составляют от 25 до 100%. В России же наша отрасль совершенно не защищена, – возмущается Денисенко. – Естественно, что вступление в ВТО и снижение таможенных пошлин еще больше осложнили жизнь оте­чественного легпрома».

Unichel (3).JPG
Александра Андрунакиевич, директор Российского союза кожевников и обувщиков, согласна: неравная конкуренция импортеров и производителей на российском рынке мешает развиваться последним. В качестве положительного примера она приводит автопром: «Чтобы гиганты автопрома пришли в Россию, правительство ограничило ввоз подержанных автомобилей и подняло таможенные пошлины. По такой же схеме можно развивать обувное производство в нашей стране».

В торговле отсутствуют проверки импортной обуви на безопасность в отличие от отечественной продукции, высок процент контрафактной продукции (по данным РСКО, в детском сегменте – не менее 60%), импорт закупается по демпинговым ценам. Угрозой отрасли обувщики считают и создание зоны свободной торговли с Вьетнамом. За последние 15 лет в этой стране появилась мощная обувная индустрия с объемом выпуска более 800 млн пар в год (что в 8 раз больше российского производства).

table3.jpg

«РСКО вместе с Минпромторгом пытались исключить более 50 кодов ВЭД по обуви. Но документ подписан между Вьетнамом и Таможенным союзом, поэтому мы не знаем, насколько в нем отразились наши усилия», – комментирует Александра Андрунакиевич


Борьба за госзаказы

Особенно остро российские производители реагируют на предложение Минпромторга о приоритетном допуске к закупкам корпораций с государственным участием.

RR.JPG
Новосибирская обувная фабрика ЗАО «Корс» существует более 80 лет. Сейчас оборот предприятия составляет 260 тысяч пар в год (около 250 млн руб. в 2013 году). По словам заместителя гендиректора фабрики Натальи Королевой, функционируют закройный, вырубочный и швейный цеха. Остальные помещения сдаются в аренду, из нее «Корс» платит заработную плату сотрудникам.

Наталья Королева уверяет, что не чувствует никакой поддержки государства, и ситуацию с госзаказами называет профанацией: «Публикуется госзаказ на миллионы рублей. Мы регистрируемся, оплачиваем взносы, а после получаем условия: 200 тысяч пар обуви необходимо поставить в течение двух месяцев. Какое предприятие это осилит? Понятно, что такой госзаказ делается «под кого-то», а продукция давно сшита и лежит на складах».

Unichel (1).jpg
Один из предпринимателей, пожелавший остаться анонимным, в ходе дискуссии «Импортозамещение в российской обув­ной отрасли» отметил: «Моя фабрика построена 15 лет назад на собственные деньги и кредиты. Президент пообещал снизить налоги новым предприятиям – а как же мы? Например, «Корс» выживает за счет аренды – у него с советских времен площади в центре Новосибирска, чего лишена моя компания. «Юничел» – за счет розницы, которой у меня нет. «Обувь России» очень долго добивалась госгарантии. Если мы потратим столько же времени, про нас вообще забудут. Чтобы мы выжили, все надо делать быстро, и без помощи государства нам не обойтись»

Сам себе инвестор

«Уже сейчас существуют разные формы господдержки, например, субсидирование кредитных ставок, – говорит Антон Титов. – Но для активного развития отрасли нужно решить вопрос прямого доступа к финансированию. Важно разработать механизм привлечения инвесткредитов на развитие производственных проектов». И хотя Антон Титов, похоже, верит в помощь государства, он не просто на нее надеется, но и действует самостоятельно.

Obuv_Rossii.jpg
В прошлом году «Обувь России» запустила программу модернизации производства в Новосибирске сроком на три года. Ее стоимость – 600 млн рублей. Весной прошлого года компания открыла фабрику по производству обуви из ЭВА (этилвинилацетата), в оборудование инвестировали €1,7 млн.

«Оба эти проекта финансируем за счет собственных средств. А вот создание производственной базы в Черкесске проходило с привлечением и своих денег, и заемных. Инвестиции составили 1,4 млрд рублей», – отмечает Титов.

Компания Ralf Ringer государственной поддержки практически не ощущает: «Андрей Бережной (гендиректор Ralf Ringer. – Ред.) и без государства занимался производством обуви в России – и будет продолжать это делать», – считает Наталия Соколова. В новых кризисных условиях компания откроет меньше розничных точек, чем планировала, хотя изначально расширение собственной сети Ralf Ringer являлось одним из стратегически важных направлений.

unichel.jpg
Обувная компания «Юничел» тоже рассчитывает на себя. «Мы приняли решение о снижении цен на обувь осенне-зимней коллекции на 10–15%, приблизив их к уровню прошлого года», – поясняет Владимир Денисенко. Для этого пришлось сократить число фирменных магазинов и снизить отпускные цены на 5–7%. «Собственная торговая сеть дает нам возможность для маневра», – добавляет топ-менеджер.

А цены на весну-лето все же пришлось пересмотреть: подорожало импортное сырье (50% из Южной Кореи и Турции) и комплектующие (клеевая химия из Италии, нитки из Германии). И хотя Денисенко считает, что качество европейских производителей российским поставщикам пока недоступно, уже пересматривает пул партнеров. В этом году «Юничел» заключил договоры с новыми отечественными поставщиками: «Артэкс» (Киров), «Кожа» (Санкт-Петербург), «Сафьян» (Казань).


Westfalika.jpg
В 2014 году, несмотря на ухудшение экономической обстановки, «Юничел» приобрел итальянское и немецкое оборудование на сумму более €200 тысяч. Сейчас, не строя масштабных планов, компания намерена закупать все необходимое для расширения ассортимента, в который добавлена новая категория – детская обувь 19–23-го размеров.



table1.jpg
Компания «Обувь России» стремится по мере возможности переходить на российские комплектующие: недавно начала сотрудничать с российским поставщиком гранул для обуви из ЭВА и для подошв из термоэластопласта. В сегменте классической мужской обуви, по мнению Антона Титова, можно увеличить долю российских комплектующих до 90%. Но для производства женской модельной обуви в России практически нет ни кож разных фактур, ни мехового подклада, ни фурнитуры.

Вопрос о перспективности импортозамещения в обувной промышленности России остается нерешенным. Оптимисты уверены, что кризис стимулирует отрасль к развитию. Пессимисты убеждены, что шансов выжить за счет российских материалов и комплектующих мало или вовсе нет. Однако и тем, и другим необходимо предпринимать активные действия, чтобы не потерять свои компании. А государству – чтобы сохранить индустрию в целом.



 
Текст сообщения*
Защита от автоматических сообщений